ГИМНАЗИЯ 1306 — АССОЦИИРОВАННАЯ ШКОЛА ЮНЕСКО — ШКОЛА МОЛОДЫХ ПОЛИТИКОВ
Государственное автономное образовательное учреждение

О гимназии Партнеры Гимназии Образование Дошкольные отделения Клуб молодых политиков Студии гостиные Пресс-центр День ЮНЕСКО Международные программы Наградная лента

Студии гостиные

Литературная гостиная Музыкальная гостиная Философско-этическая гостиная Художественная галерея Малый драматический театр Спортивная жизнь Хор Гимназии Студия бального танца КАПРИЗ

Жизнь или смерть — третьего не дано!

Жизнь или смерть — третьего не дано!

Высокий, худощавый, не по годам прямой, Михаил Владимирович Михалков очень похож на своего знаменитого старшего брата Сергея Михалкова — классика литературы ХХ века, автора Гимна Советского Союза и Гимна России, известной ребятам многих поколений поэмы «Дядя Степа», других детских стихов, басен и  пьес. Михаил Михалков тоже писатель, автор 25 книг стихов, прозы, очерков, на  его стихи написаны песни. Михаил Владимирович — человек поистине легендарной судьбы. В годы Великой Отечественной войны он был агентом-нелегалом, более трех лет провел за линией фронта, в мундире эсэсовского офицера и в штатском снабжал Красную Армию важными оперативными сведениями.

— Михаил Владимирович, огромную роль в вашей разведдеятельности сыграло прекрасное знание немецкого языка. Когда вы выучили немецкий?

— В детстве. Бонной у нас в семье была немка. Желая, чтобы дети хорошо знали иностранный язык, родители при нас говорили только на немецком языке. Поэтому и  я дома говорил лишь по-немецки. Благодаря знанию языка после средней школы я  был принят в школу контрразведки НКВД, окончил ее и был направлен на границу —  в Измаил на Дунае в 79−й погранотряд, где меня застала война. Как и другие пограничники, встретил 22 июня с оружием в руках и был в тот же день ранен.

— Что же произошло с вами после первых боев на границе?

— Воевал в охране штаба Юго-Западного фронта. Несколько раз с боями выходил из  окружения, но в конце концов оказался в плену. Трижды бежал из лагерей, пережил два расстрела. Чудом оставшись в живых, я задумался: как продолжать борьбу? Знаний, полученных в школе контрразведки, было недостаточно: меня ведь готовили к охране границы, а не к заброске во вражеский тыл! После раздумий я решил попасть в состоящую из пленных рабочую бригаду, которая должна была обслуживать немецкий госпиталь.

— Так началась ваша подготовка к деятельности разведчика?

— Совершенно верно. Вскоре госпиталь был переведен из городка Александрия Кировоградской области в Днепродзержинск. Я был единственным из пленных, кто обслуживал две палаты высшего комсостава вермахта и СС. Немцы не подозревали, что я их понимаю, и говорили при мне совершенно свободно. В этой обстановке я  проходил «стажировку»: освоил армейский и эсэсовский жаргоны, устав и  субординацию, узнавал, как оценивают немцы положение на фронтах, что пишут им  из дома. При знании немецкого языка я мог бы бежать. Но в числе пленных были мои товарищи. Вместе мы готовили групповой побег. И такой побег произошел в  феврале 1943 года — на свободу вырвались двадцать человек. В тяжелейших условиях Михалков в форме немецкого солдата перешел Днепр по льду. Однако линию фронта перейти не удалось. Молодой человек оказался в расположении немецкой части — роты танковой дивизии СС «Великая Германия». Он выдал себя за немца русского происхождения — фольксдойча. Назваться чистокровным арийцем Михалков пока не мог, поскольку абсолютно не знал Германии. Командир роты капитан Бёрш оставил его переводчиком при обозе. Там продолжалась «стажировка» разведчика. Теперь, общаясь с немецкими солдатами, он стремился как можно больше узнать о  жизни в Германии. Эти познания очень пригодятся ему потом, когда молодой чекист сменит солдатскую форму на офицерскую.

— Находясь в дивизии СС, вы вели борьбу с фашизмом. В чем она заключалась?

— В 1943 году, отступая с захваченной территории, гитлеровцы слушали советское радио, интересовались сводками Совинформбюро, используя меня как переводчика. Во время поездок за продовольствием по окрестным селам я встречался с местным населением и рассказывал о положении на фронте. Я отыскивал людей, которые могли оказывать вооруженное сопротивление, и с их помощью создавал партизанские группировки, которые снабжал оружием, похищенным у немцев. Передо мной стояла еще одна задача: надо было спасать население от угона в Германию. Зная, как действуют каратели, знакомый с их планами, я объяснял, когда и где нужно скрываться, как спасать от угона скот.

— В годы войны вы побывали во многих странах Европы. Расскажите об этом.

— Осенью 1943 года дивизия СС «Великая Германия» была передислоцирована в  Румынию. Там мне довелось оказать содействие советским разведчикам-десантникам в подготовке к проведению Кишиневско-Ясской операции: на деньги и ценности, изъятые в доме румынской генеральши, мною, переодетым в эсэсовский мундир капитана Бёрша, на базаре были приобретены лошади и подводы, крайне необходимые для перевозки нашего десанта, сброшенного в районе Ясс. Потом в Венгрии я  познакомился в Будапеште с капитаном венгерской армии (назвавшись сыном второго директора концерна Круппа), который пригласил меня на раут в замок его отца, где мне довелось сидеть за столом напротив Отто Скорцени и слушать спич заместителя Геббельса Функа. На том же рауте я был представлен швейцарскому миллионеру и полетел с ним на самолете в Женеву: он захотел познакомить понравившегося ему молодого берлинца со своей дочерью. В Швейцарии судьба свела меня с бывшим генералом царской армии Белобородовым, оставшимся патриотом России и связанным с Сопротивлением. По его просьбе побывал в Бельгии, где «разморозил» законспирированный радиопередатчик брюссельского подполья. Моему собеседнику довелось пережить множество событий — порой кажется невероятным, что все они произошли с одним человеком. Однако в действительности все так и  было. Из Женевы Михалков на самолете перелетел в Ригу. Связавшись с латышскими подпольщиками, в форме немецкого офицера, он командовал группой сопротивления. Линию фронта — к своим — перейти не удалось. Задержанный полевой жандармерией, он бежал из-под ареста и, раненый, покинул Курляндский котел на теплоходе «Герман Геринг» — из Либавы на Кенигсберг. После лечения в госпитале ему выписали документы, согласно которым Михалков был направлен на переформирование танковой дивизии СС и назначен командиром роты. Вот тут-то и пригодились молодому разведчику знания, полученные раньше, — и в госпитале, и особенно в  роте капитана Бёрша! Михалков собирал сведения о вооружении, об оборонительных линиях, о моральном духе немецких войск. А потом, когда начались «проколы» и им пристально заинтересовалось командование дивизии, исчез и появился вновь в  немецкой разведшколе в городе Познань. И наконец, в феврале сорок пятого перешел линию фронта — к своим.

— Ваше возвращение было долгим и трудным. Как вас встретили?

— В СМЕРШе 8−й гвардейской армии, куда я попал, уже знали о неизвестном Центру разведчике, действовавшем в тылу врага под кличкой «Сыч». Прибыл я с важными оперативными данными. Однако находился в таком состоянии, что не мог говорить… по-русски — сказался нервный шок. Только недели через две смог разговаривать с начальником СМЕРШа генералом Витковым без переводчика, а  позднее и сам стал там переводчиком. Потом улетел в Москву на госпроверку в  одном самолете с генералами Шкуро и Красновым. Написал отчет на Лубянке. А  затем… около четырех лет пробыл в одиночной камере Лефортовской тюрьмы. В  1950 году, благодаря хлопотам старшего брата Сергея Владимировича, вышел на  свободу. После смерти Сталина был полностью реабилитирован. После лечения начал писать стихи, очерки, даже сказки; вместе с известными композиторами В. Мурадели, С. Туликовым, Д. Покрассом, К. Листовым, А. Долуханяном создал много песен. Особенно счастливыми для меня оказались последние три года — удалось издать 15 книг!

— Приближается 65−летие начала войны. Как вы встречаете эту дату?

— В хорошей творческой форме. Вышли новые мои книги — в том числе «Герои Отечественной», «Белоруссия партизанская», «Бессмертный Брест». В ближайшее время выйдут книги «Фронт», «Поэзия и проза — моя жизнь». Интенсивно работаю, так что стареть некогда. Живу надеждой на лучшее будущее нашей страны и ее народа.

С известным писателем Михаилом МИХАЛКОВЫМ беседу вели А. КОРНЕЕВ, член Союзов писателей и журналистов России и Виктор Спорышев, ученик 11−а кл. школы №1306

Фоторепортаж

Кликните на фотографию, чтобы получить ее увеличенное изображение.



Главная страница    Контактная информация     Электронный дневник  
Официальный сайт ГАОУ Гимназия 1306: http://gymg1306.mskobr.ru/
© 2001−2013 Государственное автономное образовательное учреждение Гимназия 1306, administration@sch1306.ru